Новости, аналитика и анализ (sosedgeorg) wrote,
Новости, аналитика и анализ
sosedgeorg

Преступления бандеровцев и история польского снимка

картинка

Вопрос преступлений бандеровцев

Эта история началась после начала войны в сентябре 1939 года, и мало кто полагал тогда, что её реминисценции ощутятся позже, в 1993 году...

В то время два мальчика, которым было более десяти лет, сыновья учителя из Ясенева (Jasionowa) (уезд Бороды), которые учились во Львове и жили в пансионе, решили вернуться в дом родителей. По-видимому, боялись оставаться в городе, где очевидно были свидетелями лихорадочных приготовлений Польской Армии к обороне города.

Обоим мальчикам удалось покинуть Львов. Однако домой они никогда не добрались.

«Через несколько недель в лесу найдены их разлагающиеся тела. Были зверски убиты. Лишённые маленьких школьных мундиров, связанные и привязанные к дереву способом, делающим невозможным какое-либо движение. Обоим отрезали языки. Можно представить себе, в каких мучениях погибли эти мальчики».(С. Жук, Клочок пекла на Подолье, Варшава 2007, с. 23-24.) Подозревали Организацию Украинских Националистов, которая убивала ещё до войны даже поляков и украинцев, стремящихся к примирению. Это характерное убийство по своей форме было своеобразным объявлением событий определённого типа.

Перенесёмся, однако, в 1943 год, раньше, чем наступила кульминация резни, совершенной ОУН-УПА в июле.

До 13-14 апреля был убит Юзеф Эйсмонт (Józef Ejsmont) (гмина Степань, уезд Костополь). Привязанному к дереву отрезали язык, выкололи глаза и перерезали его пилой.(В. и Е.Семашко, Геноцид, совершенный украинскими националистами на польском населении Волыни 1939-1945. Т1, Варшава 2000, с. 811.)

В окрестностях Малыньска (Małyńska) также был убит местный учитель (гмина Березне, уезд Костополь), которого несколько дней истязали привязанного к дереву.(Там же, с. 322. )

Таким же способом замучали жителей села Медведовка (уезд Костополь) Теофилу Багиньску (Teofilię Bagińską) и Целестина Багиньского (Celestyna Bagińskiego).(Там же, с. 270.)

Точно как в первом случае, в апреле в селе Хорупань (Chorupań) (уезд Дубно) украинские националисты убили местную учительницу – польку около 40 лет, которой ранее гарантировали безопасность. Её привязали к столбу и живьём сожгли.(Там же, с. 85.)

Также весной того года (село Колодно (Kołodno), уезд Кременец) бандеровцы расстреляли 4 мужчин: 2 поляков и 2 русских – сбежавших пленных. Тела колючей проволокой привязали к телеграфным столбам. Над трупами повесили надпись: «Это сделала украинская армия как предостережение для всех, кто хотел бы действовать против неё»[...]. (Там же, с. 434.).

В Яновой Долине (Janowej Dolinie) (уезд Костополь) довольно большая часть схваченных поляков была привязана к деревьям и либо лишёна членов, либо сожжена (Там же, с. 234.).

В городке Корытница (Korytnica) (Владимир-Волынский уезд) w trakcie перестрелки поляки освободили советского капитана, которого уповцы привязали к столбу колючей проволокой и били до потери сознания. (Там же, с. 844.)

18 июня 1943 года (селение Мариановка, уезд Луцк) уповцы сожгли 20 оставленных хозяйств и убили трёх пожилых человек, которые остались – Юзефа Домбровского (Józefa Dąbrowskiego), которому отрубили руку, жену Юзефа, которой отрезали грудь. Сын нашёл их связанных колючей проволокой и повешенных в колодце головами вниз. Рядом также найден неопознанный человек, привязанный к дереву колючей проволокой головой вниз. (Там же, с. 543.)


После тех событий и массовых резней, которые здесь не описываем, последовала крупнейшая волна геноцида в июле, когда только в один день (в воскресенье 11 июля 1943) убито больше 15 тысяч человек в более чем 160 сёлах.

Не углубляясь в те события, следует отметить, что со случаями, подобными описываемым, также сталкиваемся позже. В городке Мизоч (Mizocz) (уезд Здолбунов) в начале августа 1943 года члены Украинской Повстанческой Армии убили Эвгению (или Геновефу) Бродовску (Brodowską) 14 лет, её мать тяжело ранили. Рядом привязали верёвками к столбу некую Зелиньску (Zielińską) и закололи её ножами.(Л.Кулиньска, История Комитета Восточных Земель, Т1, Краков 2002, с. 378, Заметка происходит из списка материалов РГО Львов, составленная Уршулой Шумской в Волынском Комитете в 1944 году, так называемые «Зелёная Книга» и «Бурая Книга». Оссолинеум, отдел рукописей, шифр 16274)

В том же году (село Верба (Werba), уезд Дубно) убиты украинцы Гонта и Цетникевич, которые были работниками так называемый Районной Управы. Их принудили вступить в ряды УПА. Однако они через какое-то время вернулись на работу. Оба были привязаны колючей проволокой за шею к столбам, была прикреплена табличка: «За измену Украине». Оба обескровили до смерти. (Геноцид..., с. 114. )

Такие случаи жестокости имели место вплоть до ликвидации ОУН-УПА во второй половине 40-х годов. Однако расскажем ещё об одном.

По воспоминаниям Генрика Мелцарка (Henryka Mielcarka) солдата Войска Польского, найденных в Восточном Архиве центра КАРТА, летом 1946 в Бещадах найдены останки, находящиеся на месте казни самое позднее с зимы. Труп был раздет и привязан проволокой к стволу дерева. Предположительно это был один из пропавших солдат Войска Польского, отправленный за фуражом для лошадей.(АВII/3332)

Значительная часть описаний пыток, применяемых к жертвам перед смертью, была здесь пропущена.

Смерть, причинённая УПА, по крайней мере, 100 тыс. беззащитным людям, считая исключительно поляков, имела различный жестокий облик, но этот упомянутый способ повторялся.

Я не перечислял различных изощрённых способов причинения смерти, нередко более потрясающих, чем случаи представленные выше, которые УПА повсеместно применяла к своим жертвам. Они представлены во многих изданиях.

Однако необходимо отметить, что больше всего потрясало свидетелей событий, которые ушли живыми – такое же жестокое обращение вояк УПА с маленькими детьми. Все эти виды бандеровского геноцида (жестокость и беспощадность даже по отношению к детям) должен выразить памятник, который встал бы на площади Гжибовской в Варшаве, по инициативе Окраинного (Кресового) Патриотического Движения. Ибо среди тех кресовян, которые пережили бойню, выкристаллизовались два символа, сопряжённые с УПА.

Первый – это символ беспощадности этой организации, выражавшийся в безжалостности к детям и второй – жестокости, или жертвы, прикреплённые к дереву.

За годы пребывания в политической корректности по отношению к СССР, эта самая политкорректность по отношению к украинским националистам была унаследована в III РП, в западных областях украинского государства, в Польше и на Западе. Однако через неё продиралась свобода слова и всякие гражданские права. Хотя вместе с падением ПНР пришла свобода, не было прервано программное молчание по вопросу преступления ОУН-УПА, но полученная свобода действий сделала возможной довольно утомительную борьбу на прорыв этого искусственного занавеса и дала возможность книжных публикаций. В них появились подлинные фотографии мест бойни. Среди них было то одно, которое относится к другому событию, и является предметом интереса статьи.

картинка

Фотография напоминала популярный метод убийства, совершаемого ОУН-УПА. Так как бандеровцы так же жестоко относились к самым младшим, это фото было тотчас же ассоциировано с преступлениями.

Если внимательно присмотримся к фотографии, то заметим, что изгибы на фотографии с виду напоминают колючую проволоку. Именно этот элемент мог уверить, что снимок представляет упомянутые преступления УПА времён войны.

Конечно, как выяснилось позже, оно представляло подлинное, только другое, ещё предвоенное событие. Это доказали Дариуш Стола (Dariusz Stola) и Ада Рутковска (Ada Rutkowska), опубликовав результаты своих исследований в «Rzeczpospolitej» (19 мая 2007), показывая, что случай убийства вместе с фотографией содержался в довоенном «Психиатрическом Ежегоднике» («Roczniku Psychiatrycznym»).

Кто, когда и где добавил эту фотографию к тем, представляющим резню ОУН-УПА, сегодня неизвестно. В этом вопросе было очень легко ошибиться.

Разумеется, не за что винить окраинные (кресовые) среды. Трудно предполагать, чтобы старые ветераны имели ориентировку в довоенной психиатрической литературе. Зато имели травматический опыт – информацию, а также картины из памяти, связанные с трагическим прошлым – кровавой деятельностью бандеровских "боивок". О «венках из детей» или людях, привязываемых к дереву и убитых с детьми включительно, слышал, пожалуй, каждый ветеран родом с Юго-Восточных Окраин (Кресов).

Также неоднократно видели собственными глазами один из таких случаев. От таких воспоминаний трудно избавиться. Фотография же, даже теперь, когда известно, что представляет другое событие, отлично отражает характер действий УПА, а особенно этого конкретного типа.

Сказал бы даже, что трудно удивляться ошибке в интерпретации содержания этого снимка, как представляющего другое событие.


История польского снимка

Марианна Долиньская, 32-летняя польская цыганка, в 1923 г. проживала близ Радома. В начале декабря, ее 40-летний муж был арестован за серию краж. Долиньская осталась одна с четырьмя малолетними детьми, которых она не могла прокормить. Не получая помощи ни от соплеменников, ни тем более от польских крестьян, Долиньская в течение недели блуждала с детьми по зимнему лесу в окрестностях деревни Антоновка, постепенно сходя с ума, пока не пришла к мысли, что единственный способ избавить детей от мучительной голодной смерти - это самой убить их.

В ночь с 11 на 12 декабря она повесила на ели четырех своих детей: (старшему было 7 лет, младшей полгода).

В тот же день, разумеется, полицейские выехали на место преступления, и полицейский фотограф сделал несколько фотографий. Следствие длилось полгода, за это время Долиньская, находившаяся в тюрьмах сначала Радома, а потом Варшавы, проявляла все признаки ненормальности: то она впадала в ярость и пыталась покалечить себя, то в ступор. В конце концов консилиум психиатров признал ее невменяемой, диагностировав маниакально-депрессивный психоз. Она была направлена в психиатрическую больницу в Творках, где и умерла в 1928 году.

Директор этой больницы, Витольд Лунецкий, после ее смерти опубликовал в "Психиатрическом ежегоднике" статью о маниакально-депрессивном психозе, в которой, между прочим, описал и случай Долиньской. Статья была проиллюстрирована двумя фотографиями - самой Долиньской в больничном саду и мертвых детей.

(Надо сказать, что ее история болезни хранится в больнице поныне, и нынешний директор больницы согласен с поставленным когда-то диагнозом. По его словам, она убила детей в состоянии тяжелейшей депрессии.)

Вторая публикация была сделана в "Справочнике по судебной медицине для студентов и специалистов-практиков», выпущенном в 1948 году Виктором Гживо-Дабровским, профессором Варшавского университета и членом редколлегии журнала "Психиатрическийо ежегодник". Статья была проиллюстрирована другими фотографиями мертвых детей, снятых с другого ракурса.

Неизвестно происхождение третьей фотографии детей Долиньской, которая и была опубликована в №3 вроцлавского журнала "На рубежы" за 1993 год с подписью "Дети, замученные и убитые польской ветвью Украинской повстанческой армии в районе села Козова, Тернопольского воеводства, осень 1943 (из коллекции доктора Станислава Кжаклевского).

Ссылки:
http://wyborcza.pl/duzyformat/1,127291,4314383.html
http://www.civitas.edu.pl/pub/mediaOnas/2007/rzeczpospolita_2007_05_19_falszywy_opis_prawdziwe_zbrodnie_pdf2%5B1%5D.pdf

Оригинал взят у varjag_2007 в Преступления бандеровцев и история польского снимка и

sfrandzi в Бандеровцы или сумасшедшая цыганка?


Tags: история, польша, украина
Subscribe

Posts from This Journal “польша” Tag

promo sosedgeorg october 22, 2016 18:20 10
Buy for 40 tokens
Байка эта старая, но у украинской общественности вызывает негодование до сих пор. Считается, что Россия в 2013 году увела у Украины оборонный контракт стоимость $2,4 млрд. на поставку БТР-ов. Обвиняют граждан России, которые в то время работали в "Укроборонсервисе" и "запороли"…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment