Новости, аналитика и анализ (sosedgeorg) wrote,
Новости, аналитика и анализ
sosedgeorg

Category:

История российской нефти: черное золото и большевики

Мировая война оказалась подлинной удачей для всех нефтяников. Потребление нефти воюющими странами росло не по дням, а по часам.


В начале войны Франция имела 110 грузовиков и 132 самолета, а в 1918 году — 70 тыс. грузовиков и 12 тыс. аэропланов. За годы войны мировая потребность в нефти выросла впятеро — до 20 млн баррелей в год. Доходы нефтяных корпораций росли, как на дрожжах. Standart Oil, к примеру, стала первой в мире компанией, чей капитал перевалил за миллиард долларов.

Вот только русская нефть на этом празднике жизни играла второстепенную роль. Ею больше всего интересовались немцы, которые даже в условия Брестского мира включили пункт о предоставлении им четверти всей добычи бакинской нефти.


Ленин со спокойной совестью мог им это обещать. Даже в то время, когда Баку находился под контролем большевиков, вывезти нефть чаще всего было невозможно. Большевики могли пообещать немцам и грозненскую нефть, но добывать ее было некому: большинство рабочих бежали с промыслов, не выдержав голода и бесчинств спускавшихся с гор банд.

Однако непорядки на промыслах не слишком волновали их бывших владельцев, и еще меньше — Рокфеллера и его компаньонов. Все были абсолютно уверены в том, что большевики скоро уйдут с исторической сцены и русскую нефть можно будет вновь добывать и делить.

Как свидетельствуют сводки ОГПУ, внимательно следившего за зарубежной нефтяной жизнью и даже выпускавшего секретный нефтяной информационный бюллетень, Standart Oil и Royal Dutsh Shell через дочерние и подставные фирмы скупали акции у оказавшихся в эмиграции русских нефтепромышленников, выжидая, пока обстоятельства не подвигнут отдать их по бросовой цене.

Все ждали падения большевиков с часа на час, но режим Ленина все не падал. Как доносили чекисты советскому правительству, в 1920 году состоялось соглашение всех крупных нефтяных компаний о том, что ни одна из них не будет покупать нефть у большевиков и не будет откликаться на предложения Кремля заняться вновь добычей в России. Но только все эти соглашения стоили не дороже бумаги, на которой они были написаны.

Большевики достаточно ловко применяли тактику "разделяй и властвуй". К примеру, в 1921 году советское правительство предложило группе американских промышленников концессию на добычу нефти на севере Сахалина. Правда, его в то время оккупировали японцы, а американская группа не имела достаточных средств для осуществления проекта. Но результат был налицо: организованный американо-японский конфликт был на руку большевикам.

Красные дипломаты внушали независимым от Standart Oil американским нефтяникам, что они могут получить огромные привилегии в нефтедобыче в России, но лишь после того, как Штаты признают правительство большевиков. И проглотившие наживку нефтяники давили на своих конгрессменов и инспирировали статьи о признании РСФСР в солидных американских изданиях.

То, что пытались противопоставить этому бывшие собственники, казалось просто смешным. К возглавившему Италию Муссолини, например, явился инженер Верблюдовский с предложением хитроумной комбинации. Италия берет в аренду у Москвы обширные нефтеносные районы на Кавказе и отдает их бывшим собственникам промыслов, которые возобновляют там работу, а затем лучшие силы русских монархистов и итальянских фашистов свергают советскую власть. Зачем это нужно Италии, Верблюдовский даже не задумывался, а когда получил отказ, объяснял его тем, что он — масон, а Муссолини ненавидит масонов.

Другие эмигранты предлагали наладить контакты со своими бывшими служащими, которые теперь трудились на благо советской власти, и убедить их действовать в интересах бывших хозяев, тем самым отправляя несчастных прямо на Лубянку.

Кроме того, бывшие собственники с завидной регулярностью навязывали нефтемагнатам соглашения о нефтяной блокаде советской России, но, начиная с 1922 года, после каждого такого заседания его состоятельные участники немедленно бросались на поиск сепаратных контактов с красными.

Royal Dutsh Shell действовала практично и цинично. Когда там поняли, что вернуть собственность не удастся, Детердинг начал выяснять, когда могут начаться поставки советской нефти на экспорт и как они повлияют на мировые цены на нефть. В Россию было отправлено множество разведчиков компании под видом мелких коммерсантов, журналистов и т. д.

Одного из таких осведомителей ОГПУ выявило в Новороссийске. Англичанин Эвиас Леон был сам повинен в своем провале. Этот бывший инженер с грозненских нефтепромыслов умудрился остановиться в квартире тетки белогвардейского генерала Шкуро, находившейся под наблюдением, а также встречался с людьми, которых подозревали в экономическом шпионаже. Москва не стала портить отношений с Royal Dutsh Shell, и Леона просто выслали за границу.

Однако сведениями, полученными от других эмиссаров, Детердинг должен был остаться доволен. Ему сообщали о массовом уходе квалифицированных рабочих с промыслов. Пайка — килограмма хлеба плохого качества в день на семью — было явно недостаточно, а при дневной зарплате в 160 рублей купить масло по 10 тыс. рублей за килограмм рабочий также явно не мог.

На встрече с коллегами Детердинг говорил, что "нефтяной экспорт из России не имеет никакого значения, 100 тыс. фунтов стерлингов все равно не доходят до центрального правительства". При этом, как утверждали знатоки, он время от времени распускал слухи о том, что заключил договор с Советами и теперь будет единолично распоряжаться экспортом советской нефти. Акции Royal Dutsh Shell на некоторое время взлетали в цене, и сам Детердинг, продавая и покупая, прибавлял к своему капиталу совсем неплохие деньги.

Зарабатывал Детердинг и на реальных закупках советского керосина, которые он старался не афишировать. Однако об этих сделках, нарушающих нефтяную блокаду СССР, узнали газетчики. И сэру Генри пришлось давать объяснения акционерам Royal Dutsh Shell. Вывернулся он с изяществом: "Летом 1922 года мы присоединились к соглашению, заключенному между главными из бывших собственников — нефтепромышленников в России, по которому никто не имеет права приобретать территорий, принадлежавших раньше кому-нибудь другому. Мы никогда не заключали соглашения на предмет бойкота русской нефти. Наоборот, мы всегда считали себя свободными в покупке русской нефти, значительная часть которой добывалась на промыслах, принадлежавших прежде нам или же государству. Мы всегда считали бойкот нездоровым явлением с точки зрения экономической".

Коллеги по соглашению о бойкоте объявили Детердинга предателем, но абсолютно то же самое делала и Standart Oil. Она точно так же распускала слухи об эксклюзивных правах на советскую нефть, якобы полученных ею по договору с большевистским правительством, и точно так же боялась роста экспорта советской нефти и скупала то, что удавалось скупить.

Единственной разницей было то, что Standart Oil не предпринимала конкретных шагов для снижения нефтедобычи в СССР, а вот Детердинг рискнул и попался. 28 сентября 1924 года нарком иностранных дел Чичерин доложил членам политбюро, что установлен заказчик произошедшего в Грузии антисоветского выступления. Попытка мятежа, о подготовке которого не знали находившиеся в эмиграции лидеры грузинских меньшевиков, осуществлялась на деньги английских нефтяников. ОГПУ докладывало, что и банды в Чечне, нападавшие на поезда и промысла, финансируются англичанами.

Последней каплей, переполнившей чашу терпения советского руководства, стала информация о том, что по заказу Детердинга фальшивомонетчики печатают фальшивые советские червонцы, чтобы дестабилизировать финансовую систему СССР. Сэр Генри получил ярлык заклятого врага советской власти, а из проекта соглашения со Standart Oil и "другими крупными мировыми нефтепроизводителями" эти самые "другие" были вычеркнуты.

Но и Standart Oil на подписание серьезных договоров с Москвой не пошла, хотя кремлевские мечтатели были согласны даже создать фонд для выплаты компенсации бывшим собственникам промыслов: 5% от стоимости всей продаваемой на внешнем рынке советской нефти. Рокфеллеру было наплевать на каких-то русских эмигрантов. На подписание договора он не пошел, как докладывало Совнаркому ОГПУ, считая советское правительство не исполняющим никакие письменные обязательства.

Многочисленные проекты договора со Standart Oil были списаны в архив, а восстановлению советской нефтяной промышленности способствовало множество зарубежных фирм, которые после мирового кризиса 1929 года были рады получить любой заказ, хоть от самого дьявола.



источник


Tags: история, нефть
Subscribe

Posts from This Journal “история” Tag

promo sosedgeorg october 22, 2016 18:20 10
Buy for 40 tokens
Байка эта старая, но у украинской общественности вызывает негодование до сих пор. Считается, что Россия в 2013 году увела у Украины оборонный контракт стоимость $2,4 млрд. на поставку БТР-ов. Обвиняют граждан России, которые в то время работали в "Укроборонсервисе" и "запороли"…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments