Новости, аналитика и анализ (sosedgeorg) wrote,
Новости, аналитика и анализ
sosedgeorg

Юриста ФБК распяли на Эхе. Часть 2

А.Соломин
― Давайте я немного сменю тему, потому что вы не только юрист ФБК, а вы еще и политик сами по себе, самодостаточная единица. И даже хотели баллотироваться в Государственную думу, но не сложилось, потому что партии ПАРНАС и «Яблоко», по-моему, отказались вас выставлять, если я правильно помню эту историю.

А почему вы не пошли собирать подписи, как это сделала, например, Мария Баронова?

Л.Соболь
― Потому что я знаю, что подписи в нашей стране… во-первых, их и невозможно собрать…

А.Соломин
― Мария Баронова собрала.


Л.Соболь
― Их очень трудно собрать и практически невозможно — хорошо, я поправлюсь. Практически невозможно это сделать. И это большая трата сил и ресурсов, которые, я поняла, не хочу тратить – силы и ресурсы своего времени, своих сторонников. Опять же, чтобы собрать подписи нужны большие средства. И лучше я эти силы и средства потрачу на то, что я делаю обычно каждый день в Фонде борьбы с коррупцией, являясь юристом-расследователем в этой некоммерческой организации.

А.Соломин
― То есть участие в политической деятельности – это для вас сайд-проект, это не основная деятельность.

Л.Соболь
― Я не задумывалась об этом в таком ключе. Я бы не сказала, что я являюсь политиком. Я делаю общее дело в составе Фонда борьбы с коррупцией. Иногда это расследование, а иногда это участие в политических компаниях. Естественно, основная моя работа – это юрист-расследователь, это написание жалоб, это проведения расследований по госзакупкам, проведения расследований не только по госзакупкам, в составе проектных команд по другим каким-то направлениям.

Но я занимаюсь политической деятельностью. Да, скорее это общеполезное скорее инициатива к основной работе. Я не работаю, например, в штабе Алексея Навального сейчас. Я достаточно сильно вовлечена в работу штаба, но я это делаю, скажем так, в свободное от основной работы время.

А.Соломин
― А вот скажите, а почему? Насколько я помню, у вас очень хороший был результат во время выборов в Координационный совет оппозиции. У вас там чуть ли не больше, чем у действующих других политиков…

А.Осин
― Немцова опередили…

А.Соломин
― У вас есть ресурс, которым вы не пользуетесь. Более того, как мне показалось сейчас, вы им даже пренебрегаете, потому что вот у вас есть основная деятельность…

Л.Соболь
― Ни в коем случае не пренебрегаю, но просто я понимаю, когда я что-то делаю, насколько эффективно… Вот опять же я писала большой пост на тему того, почему, когда «Яблоко» и ПАРНАС не стали меня выдвигать в Государственную думу, я не буду собирать подписи. Он достаточно большой. Его можно сейчас найти. Он был у меня в Фейсбуке. Там почитайте о всех мотивах. Я написала там об этом.

Я считаю, что политическая кампания, которую я вела, она была достаточно важной, если смотреть на какие-то стратегические цели. Я ее вела не для того, чтобы занять какое-то конкретное отдельное мест в Государственной думе. Это был один из инструментов давления, один из инструментов мобилизации сторонников, инструмент продвижения своих принципов, идеалов, своих каких-то тезисов своей программы. Вот как этот инструмент я его и рассматривала. И потом, когда нужно было собирать подписи, я понимала, что сейчас это будет направлено на эту мышиную возню, на беготню постоянную по кругу, вместо того, чтобы делать то же самое, только в другом немного ключе.

А.Соломин
― Это политика. Если бы вы стали депутатом, у вас бы было намного больше возможностей.

Л.Соболь
― Если бы да кабы…

А.Соломин
― Вот смотрите, Наталья Поклонская стала депутатом — и теперь ни Учитель не спит спокойно, ни все хулители Николая II…

Л.Соболь
― Поэтому я изначально и ввязалась в эту историю. Поэтому изначально я и говорила, что я буду вести избирательную кампанию, потому что я, действительно, понимала, что нужно был потратить свои средства, свои ресурсы, свое время и ресурсы своих сторонников для того, чтобы вести эту борьбу. Когда я понимала, что все эти способы были исчерпаны и остается эта непонятная беготня по кругу, то нужно было переключаться на другую работу. Я понимала, что мне хотелось вести избирательную кампанию, мне понравилось это делать.

А.Соломин
― Я просто напомню, что Мария Баронова собрала подписи и участвовала в выборах. Вы считаете, что эти подписи она собрала нечестным образом?

Л.Соболь
― Нет, я такого не говорила.

А.Соломин
― Я уточняю у вас.

Л.Соболь
― Если честно, вы сейчас передергиваете.

А.Соломин
― Я не передергиваю, я уточняю у вас. Это вопрос: вы считаете, что она нечестно их собрала?

Л.Соболь
― Я считаю, что она собрала их честно. Я не в курсе, как вела эту кампанию Мария Баронова.

А.Соломин
― То есть вы то же самое могли сделать.

Л.Соболь
― Я смотрела ее немножко по диагонали. Я наблюдала, естественно, за тем, что происходит, но я не была включена в этот процесс. Я думаю, что Мария Баронова собрала их, естественно, честным путем. Я просто знаю, сколько сил и средств она потратила на это. И когда я принимала решение о том, что лучше я эти силы и средства потрачу на основную деятельность, я считаю, что сделала правильно.

А.Нарышкин
― Михаил Ходорковский вам предлагал поработать на него?

Л.Соболь
― Смотря в каком ключе.

А.Нарышкин
― Какие предложения были?

Л.Соболь
― Я опять же это делала публично в Фейсбуке. Я описывала, как я вела свою избирательную кампанию в Государственную думу. И там я писала, что, действительно, я планировала сотрудничать с «Открытой Россией» при избрании в Государственную думу. И там был вопрос, в том числе, об информационной, организационной поддержке. И поэтому я рассматривала этот вариант для себя. Но там были о пять же различные условия…

А.Нарышкин
― Смотрите, это все-таки коалиция. А, например на условиях, что вы отказываетесь от Навального, от его поддержки и целиком… знаете, как переезжают из офиса в другой офис: собирают коробку, кладут какие-то бумаги – и переезжаете в «Открытую Россию» в офис…

Л.Соболь
― Я вас разочарую, Алексей. Не будет никакого эксклюзива. Не было никакого предложения.

А.Нарышкин
― Кто придумал вас запихнуть в телевизор? Не в телевизор – в трансляцию на YouTube, канал «Навальный Live», шоу «Кактус». Чья идея?

Л.Соболь
― Мне, если честно, оскорбителен этот тон: «Кто вас придумал куда-то запихнуть?» Ну, правда. Я считаю, что меня никто, естественно, никуда не запихивал…

Я могу рассказать историю о том, как появилась программа и канал «Навальный Live».

А.Нарышкин
― Как появились вы в этом утреннем шоу. Бог с ним, с Ляскиным. Просто раньше была монополия Навального. Появилось ваше желание…

Л.Соболь
― Не было монополии Навального. Не было самого канала.

А.Нарышкин
― Нет, раньше всегда был ФБК и Навальный, который представлял какие-то свои расследования.

Л.Соболь
― Нет, почему? У нас есть два канала на YouTube. Основной называется «Навальный», и там выходят видеорасследования Фонда борьбы с коррупцией. Если вы посмотрите, как канала начинался и как он продолжается, достаточно много видео выходит сотрудников Фонда борьбы с коррупцией: и Георгий Албуров, и Кира Ярмыш, пресс-секретарь Алексея Навального…

А.Нарышкин
― Потом они окажутся на вашем месте – мы их спросим. Как вы оказались?

Л.Соболь
― Как я оказалась… Я работаю в Фонде борьбы с коррупцией — таким образом, я оказалась. Как начался канал «Навальный Live». Он начался с программы «Кактус», с утренней программы об актуальных новостях политики и общества.

А.Нарышкин
― Идея чья?

Л.Соболь
― Идея моя была, но совместно с Николаем Ляскиным. Я могу рассказать. Это достаточно увлекательная история.

А.Нарышкин
― Не надо

Л.Соболь
― А очень зря, потому что она очень интересная.

А.Соломин
― Все же понимают, что политики используют такой ресурс как СМИ или масс-медиа которые сами могут создать… они преследуют свои политические цели. Если вы появляетесь в эфире телеканала, которые делает Алексей Навальный, значит, у этого есть политические цели. Из вас делают политические фигуры, вам поднимают рейтинг таким образом?

Л.Соболь
― Вы сейчас думаете в таких категориях, достаточно странных…

А.Соломин
― Нет, почему?

Л.Соболь
― «Кто из вас что-то делает…». Появилось мое желание. Деятельность любого сотрудника Фонда борьбы с коррупцией достаточно публична. У нас есть у каждого Твиттер, Фейсбук. Мы пишем о том, чем мы занимаемся…

А.Нарышкин
― Согласитесь, когда вы работаете лицом, у вас аудитория расширяется кратно.

Л.Соболь
― Я согласна. Поэтому, когда я пишу какие-то посты на Фейсбук… Вот меня достало писать посты на Фейсбук. Я очень плохо формулирую свои мысли на письме, потому что когда я пишу, — пишу юридическими категориями. Я часа три могу писать простой пост только потому, что я его сначала напишу, а потом его сокращаю, вычеркиваю, стираю фразы юридических оборотов. Мне это тяжело делать. Поэтому, когда я говорю, мне формулировать свои мысли легче. Как и любому из вас мне хочется говорить свои мысли по актуальным каким-то новостям, по актуальной политике. И это делаю сейчас в эфире свое передачи.

А.Нарышкин
― Что вам больше нравится: например, писать очередные жалобы, чем вы занимаетесь уже, получается, 6 лет под боком Навального или работать в кадре – вот эта новая ваша сфера деятельности?

Л.Соболь
― Мне нравится и то и другое. Я не устала быть юристом Фонда борьбы с коррупцией. Я не устала этим заниматься. Достаточно серьезно проект «РосПил», в котором я работаю, развивается все 6 лет. Изначально мы занимались написание отдельных точечных жалоб. Сейчас мы делаем расследования по целым сегментам, по целым огромным монополиям, по целым десяткам компаний, который захватывают ту или иную отрасль и устраивают картельные сговоры.

А.Осин
― Это понятно. А если вы отказываетесь писать жалобы, из эфира вас подвинут или нет?

Л.Соболь
― Опять же если бы кабы… Я не откажусь, потому что мне это по-прежнему интересно. Я не только жалобы пишу. Я делаю достаточно серьезные, глубокие расследования. Это интересно – делать расследования.

А.Осин
― Если вас позовут, например, на «Дождь» или на какие-нибудь федеральные каналы… мы представим, что там полностью сменилось политика…

Л.Соболь
― Я не пойду, конечно.

А.Осин
― Хорошо, предложение от «Дождя» поступает…

Л.Соболь
― Не пойду.

А.Голубев
― Любовь, мы знаем, что за каждыми политическими, скажем так, кланами присутствуют определенные интересанты. В связи с этим вопрос: если Навальный придет к власти, понятно, что Владимир Львович, ваш спонсор, вернется в Россию, приумножатся ли его активы, как вы думаете, или, например, активы «Альфа-Групп»?

А.Нарышкин
― Прости, пожалуйста, Владимир Львович…

А.Голубев
― Ашурков.

Л.Соболь
― Вопросы просто, честно… Меня всегда удивляли те вопросы, когда задают вопросы… есть такая тактика. Я вот участвовала в дебатах. И самое сложное – когда тебе задают вопрос, есть 30 секунд на ответ. И тебе нужно ответить, а человек в своем вопросе закладывает столько неправильных тезисов, что ты не можешь их развить…

А.Голубев
― Очень простой вопрос: Если Навальный придет к власти, понятно, что Владимир Львович вернется…

Л.Соболь
― Наш спонсор Фонда борьбы с коррупцией – это жители, это граждане Российской Федерации, это десятки тысяч…

А.Голубев
― Это лозунги.

Л.Соболь
― Это не лозунги, это правда. Это десятки тысяч граждан Российской Федерации.

А.Голубев
― За вами стоит хороший бизнес, который сейчас немножко терпит проблемы…

Л.Соболь
― За нами стоят хорошие граждане, которые хотят жить в справедливой стране.

А.Голубев
― Да. Ашурков – его активы преумножатся вместе с «Альфа-Групп», как вам кажется, когда Навальный придет к власти?

Л.Соболь
― Я не могу сказать, что будет с Владимиром Ашурковым.

А.Осин
― А как вы отнесетесь к тому, когда через год или два его активы преумножатся, как это было, скажем, с Петром Порошенко…

А.Голубев
― Или с друзьями Путина.

Л.Соболь
― Владимир Ашурков и все люди, которые являются моими коллегами и моими соратниками, они сейчас работают не для того, чтобы преумножить или преуменьшить свои активы.

А.Осин
― Но как-то так получается…

Л.Соболь
― Они работают за идею. И Владимир Ашурков, если вы посмотрите, он не преумножил. Если бы человек хотел преумножить свои активы, он, наверное, сейчас работал бы на власть, а не поддерживал Фонд борьбы с коррупцией и не рисковал бы своей жизнью, и жизнью, здоровьем и свободой своей семьи, не находился бы сейчас за границей в вынужденной эмиграции. Если человек хотел преумножать свои активы, он бы пошел сейчас работать в администрацию президента и пилил бы средства в государственном заказе, как это делают другие люди. Поэтому, я считаю, что это просто некорректный.

А.Осин
― Факт, что не всех берут и не всем доверяют ответственный посты при распиле чего бы то ни было.

А.Соломин
― У нас есть игра. Мы ее периодически вытаскиваем. Она называется «Кого бы вы скорее обняли». Это по мотивам старой колонки Олега Кашина. Я сейчас даже не буду ее пересказывать. Суть в том, что я вам называю пару людей. Постарайтесь выбрать из нее человека, который вам более симпатичен. Люди будут примерно равны в своих качества. Я думаю, вы поймете, о чем я говорю, когда мы начнем. Хорошо?

Л.Соболь
― Я постараюсь выбрать, но возможно, вы не дадите шанса это сделать…

А.Соломин
― Выбирайте в таком случае лучшее из зол — можете к этому относиться так. Столыпин или Ленин?

Л.Соболь
― Ой, это сложный вопрос. Я никого не хотела бы обнимать.

А.Соломин
― Обнимите.

Л.Соболь
― Можно я буду обнимать только своего мужа?

А.Соломин
― Нет. Ну, слушайте, вы же понимаете, что это фигуральное выражение. Столыпин или Ленин?

Л.Соболь
― Наверное, никого.

А.Соломин
― Столыпин или Ленин?

Л.Соболь
― Давайте следующий вопрос… А можно помощь зала, Алексей, помогайте…

А.Соломин
― Ну, просто сделайте выбор.

А.Нарышкин
― Меньшее из зол.

А.Соломин
― Это не означает, что вы этого человека превозносите. Это значит, что этот человек – меньшее из зол. О’кей.

Л.Соболь
― Давайте следующий вопрос…

А.Соломин
― Нет, вы обещайте, что на следующий вы будете отвечать.

Л.Соболь
― Я не могу обещать. Это очень сложная игра.

А.Соломин
― Столыпин или Ленин?

Л.Соболь
― Давайте следующий вопрос.

А.Соломин
― Путин или Медведев?

Л.Соболь
― Я не знаю, что сказать на этот вопрос…

А.Соломин
― Слушайте, это уже из другой совершенно роли…

Л.Соболь
― Я никого не хочу…

А.Осин
― Вы себя выставляете в совершенно определенном свете…

Л.Соболь
― Хорошо. Я не хочу обнимать этих людей даже фигурально.

А.Соломин
― Хорошо, кто из них хуже: Путин или Медведев?

Л.Соболь
― Кто из них хуже? Путин.

А.Соломин
― Столыпин или Ленин – кто из них хуже?

Л.Соболь
― Давайте дальше. У вас там на листочке еще очень много вопросов…

А.Осин
― Тут очевидная ситуация: Столыпин – Ленин.

Л.Соболь
― Я не хочу уходить в эту игру, в которую мы меня пытаетесь затянуть.

А.Соломин
― Хорошо, давайте дальше. Еще три пары.

Л.Соболь
― У вас там на листочке столько интересных вопросов было написано.

А.Соломин
― Они не прозвучали к сожалению. Сечин или Шувалов?

Л.Соболь
― Никого…

А.Соломин
― Кто хуже?

Л.Соболь
― Не хочу…

А.Соломин
― Кто хуже?

Л.Соболь
― Оба плохие, по-своему.

А.Соломин
― Максим Кац или Сергей Митрохин?

Л.Соболь
― И того и того обниму.

А.Соломин
― Обнимите?

Л.Соболь
― Обниму.

А.Нарышкин
― Кого первым?

Л.Соболь
― Все втроем обнимемся.

А.Соломин
― А если рядом будут стоять, к кому первым подойдете?

Л.Соболь
― Наверное, если будут рядом стоять, не подойду ни к кому, фигурально обнимаю обоих.

А.Соломин
― Ельцин или Горбачев? Это последняя пара. Ну давайте хоть одну мы определимся как-то…

А.Голубев
― Человек не может.

Л.Соболь
― Я не могу определиться, потому что у меня достаточно сложное отношение к этим людям, ко всем, которых вы перечислили.

А.Голубев
― Вы в этом не оригинальны.

А.Осин
― Только Кац и Митрохин. Остальные – сложные.

А.Голубев
― Давайте попробуем следующий вопрос задать.

А.Нарышкин
― Сейчас Навальный находится в спецприемнике. Такое ощущение, что работа Фонда борьбы с коррупцией парализована. Нет расследований, нет вокруг вас шума.

Л.Соболь
― Это кажется.

А.Нарышкин
― Возможно.

Л.Соболь
― Расследования ведутся. Ребята работают чуть ли не круглосуточно.

А.Нарышкин
― Хорошо, не сомневаюсь. Может, расследования ждут своего часа. Про Путина часто говорят: «Если не Путин, то кто?» «А если не Навальный, то кто?» Есть ли у вас внутри Фонда борьбы с коррупцией альтернатива Навальному? Ну, представим, что он уезжает вслед за Ашурковым в Лондон. ФБК прикажет долго жить?

Л.Соболь
― Сотрудники Фонда борьбы с коррупцией работают независимо от того, сидит ли Навальный под домашним арестом, как он находился, или находится в спецприемнике.

А.Нарышкин
― Понятно. Лидер у вас есть кто-то, или кандидат в лидеры?

А.Соломин
― План Б. Местоблюститель, не знаю, как хотите.

Л.Соболь
― Нам не нужен план Б, потому что у каждого сотрудника есть задача на месяцы вперед.

А.Нарышкин
― С Алексеем Навальным можно всякое случится.

Л.Соболь
― Я чуть-чуть объясню подробнее. Я поняла ваш вопрос. У нас работа, когда нам не нужен приказ от начальника: мы это делаем, это не делаем. Все ребята достаточно инициативные.

А.Нарышкин
― Это понятно, у нас тоже.

А.Осин
― Вопрос не о том.

Л.Соболь
― Все знают свои задачи, и поэтому нам не нужен начальник.

А.Нарышкин
― Альтернатива Навальному…

А.Осин
― Вопрос не о том, как вы работаете…

Л.Соболь
― Нам не нужен начальник с кнутом.

А.Нарышкин
― Понятно. Альтернатива есть?

А.Соломин
― Лидер.

А.Нарышкин
― Кроме Навального кто может стать лидером? Вы готовы стать лидером после Навального?

Л.Соболь
― По своему сегменту работы…

А.Нарышкин
― Нет, прямо во главе РБК, вы – лидер… Навальный уехал, вы будете…

Л.Соболь
― Я думаю, что Леонид Волков прекрасный человек…

А.Соломин
― Спасибо большое! Это Любовь Соболь, юрист ФБК в эфире радиостанции «Эхо Москвы». Программу этим сегодня провели Нарышкин, Соломин, Голубев и Осин. Увидимся с вами через неделю.



Tags: навальный, фбк
Subscribe

Posts from This Journal “навальный” Tag

promo sosedgeorg october 22, 2016 18:20 10
Buy for 40 tokens
Байка эта старая, но у украинской общественности вызывает негодование до сих пор. Считается, что Россия в 2013 году увела у Украины оборонный контракт стоимость $2,4 млрд. на поставку БТР-ов. Обвиняют граждан России, которые в то время работали в "Укроборонсервисе" и "запороли"…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments